Гаврилов евгения звезда женщины знакомства зоосалон любовь

Дмитрий Быков. ЖЗЛ: Булат Окуджава ()

ются в любви к родному городу и пред- .. шись на сайте знакомств от имени .. Игорь Чичерин, Артур Бурымов, Евгений Половинкин. Также на фото Звезда. Цветом в телепрограмме выделены. ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ФИЛЬМЫ и СЕРИАЛЫ .. «Женщины Кеннеди. Скан- Дом Гаврилов-. Их произнесла молодая чернокожая женщина, месяце на седьмом. в дар своей первой любви, рыжему похитителю сердец девяти лет от роду. У нас свидание, знакомство с родителями и урок литературы, .. Небо вознеслось оглушительно высоко - взглянешь на звёзды, мерцающие. Евгений Гришковец родился в Кемерове. Учился на филологическом Корректор Любовь Алехина Адрес редакции: , Кемеровская область, г . .. в том, что еще до нашего знакомства положил каждому ребёнку в багаж по две . Куклы были на полу, каким будет наш Луну, ночью смотрели на звезды.

Родной ее отец был времени никто не жаловался на тесноту, семьи у австриец. Откуда они были, австрияки, я даже у всех были большие. С лась с Шуркой Сарыгиным5, с которым у нас была их мальчиком я дружила, мы ходили в один класс.

У нее были кудрявые седьмом. За нашим домом была лужайка, и мы с светлые волосенки. Я украсила ее голову венком ним, сидя там, фантазировали, как будет лет че- из репьев. А девочку подстригли наголо.

Тогда не было телевизоров, в Ходить по квартирам, играть на другой стороне кино ходили не так уж часто, да и не все фильмы барака, уходить к другим баракам запрещалось. Шурка Можно было заработать ремня. Мне запомни- лазил к Ивановым в стайку, где у них находилось лись два кожаных ремня. Один, широкий, висел Глядя на Кемеро- много книг. Он брал книги, мы по очереди читали, на косяке двери, на нем отец правил бритву.

Лупи- во с правого бере- а потом он возвращал их обратно. Мы увлекались ли чаще вторым — узким, тоже без пряжки. Мне Жюль Верном, фантастикой. Вот и мечтали, ка- надо было водиться с младшей сестрой Ленкой, а га, мы мечтали, кими будут самолеты, какие аппараты полетят на мне хотелось играть в куклы. Куклы были на полу, каким будет наш Луну, ночью смотрели на звезды. Тут уж не было в отведенном мне уголке. Я раскачаю качалку — и город.

Раз так раскачала, что Ленка вылетела похожим на Глядя на Кемерово с правого берега, мы мечта- из. Конечно, похожим на Однажды мне купили калоши блестящие, на Москву: Ботинки тоже дома, трамваи, Мы с Шуркой дружили, пока не разъехались по новые, на них калоши надевались. На дороге много заводов. Я после седьмого класса уехала была большая грязь, и вот я пришла из школы, а в Москву, а он, окончив десять классов и Кемеров- одной калоши у меня не оказалось, так и не наш- ский аэроклуб, — в Новосибирск.

По этому поводу отец меня отлупил. Лог был и тебя по голой заднице ремнем. Плакать было глубокий, зеленый, и весной вода по нему текла запрещено, заступаться за себя тоже, иначе еще сверху от Дворца труда.

Позднее ходили в город добавится. Одно- Позднее и Ленке попадало, но ей попадало этажное здание вокзала находилось, конечно, на меньше, поскольку она намного моложе. Теперь она называется Карбо- Из-за того, что отец не разрешал ходить по дво- литовской. Рядом с вокзалом стояла водонапорная рам, круг знакомых у меня был ограничен. Чуть башня, которая снабжала водой завод и питьевой позднее нас в дом въехали Сарыгины, с которы- водой — население.

Водопровод был подведен к ми мы прожили почти до сноса домов. Я подружи- уличным колонкам. Бывшева Помню, как мы ездили на телеге фотографи- менное здание. Там мылись после смены рабочие, роваться. Частная фотография находилась на были отделения женское и мужское. Белье в узлах Советской улице, где сейчас книжный магазин. Там позднее тым номером полки, где лежал твой узел с веща- работал Бобрович, очень хороший фотограф6. Мойка была с деревянными лавками. Посредине стояла круглая деревянная под- железной крышей с высоким крыльцом.

В нем был ездили на телеге ставка, куда ставили тазы, чтобы налить горячую продуктовый отдел, и торговали тканью, в основ- фотографиро- и холодную воду. В стороне были открытые кабин- ном ситцем. Там же находились склады. Я помню, ки с душем. Мать пошла в магазин и меня за- находилась на ния с длинными столами под навесом.

На ней один крыла на замок. Я залезла на стол, который сто- Советской улице, раз в день кормили ослабленных детей. Я тоже ял возле окна, встала ногами на переплет рамы, туда ходила, когда училась во втором классе, по- где сейчас книж- чтобы дотянуться до форточки, высунула голову тому что была маленькой, худой и плохо ела. Я зывалась она по ленное питание. Воспитатель Тюрикова начинала убежала в нахаловку к тете Кате. Дядя Миша, ее имени хозяина. Он застеклил окно, пока не чтобы я ела до дна.

Давали кашу, хлеб, молоко, было отца, чтоб меня не отлупили. Я до сих пор помню воспитательни- гудок было слышно далеко, до самой Искитимки. Наверное, потому, что она Он гудел утром — на работу, в обед, вечером, ког- мне давала домой и яйца и хлеб. Мы, ребята, яйца, вкрутую сваренные, особенно желток, дави- когда гудел гудок на обед, бегали к воротам, носи- лась им, и она разрешала брать яйца домой.

Отец ходил на работу со своим В России я привыкла к яблокам, грушам, баб- обедом, который носил в сумочке на шнурочке. Но у меня и киным лепешкам со сметаной. Позднее в школах открыва- пожаре. По такому гудку рабочие должны были лись столовые, а мы в школу носили завтраки, кто мыми улицами, идти к заводским воротам. На большой перемене, в клас- погиб во время пожара — горел тепляк на строй- никают старые се за партой, обедали и успевали еще во дворе по- ке коксовых печей. Вейхаля похоронили рядом с строения, кото- бегать.

Там же была могила расстрелянных пар- На территории коксохимзавода был сад из по- рые стояли на тизан. Потом их прах перенесли в сквер, что на- саженных самими рабочими тополей и берез для против Дворца труда, а могила инженера Вейхаля этом месте.

В саду стояло осталась забытой. Кино в то время было нодорожные пути, ходили паровозы, груженные немое, а текст читали на экране. Народу всегда было. Когда весной Томь разливалась, вода Помню темный зал. Читала громко, на весь собирали на работу на лодках. Помню, отец ловил зал. Когда я училась во втором классе, мы перееха- Читать меня научил отчим Антон Иванович по ли на улицу Трудовую. Он лежал на кровати и читал, а лась в Щетинкин лог, а вторым в городскую ап- я сидела.

Он заставлял запоминать буквы, Река Томь была теку. Пересекала улицы Дворцовую, Пионерскую, читать и очень гордился, что я, такая маленькая, совсем близко. Застраивались в то время читала вслух ему текст. Ну а как научил читать, то Завод стоял на параллельные улицы Советская, Исполкомов- решил, что пора и в школу.

Он привел меня в шко- ская. Поэто- Поскольку я уже умела читать, то с письмом и а жилая часть му, хоть улица Трудовая была маленькая и глухая, чтением я справилась, а вот с арифметикой сра- Колонии на- все ее знали. На месте, где сейчас находится по- зу стало туго. Арифметикой со мной заниматься ходилась ниже. Таблицу умножения я плохо запо- Когда весной Школа находилась в бараке, ходить надо было минала.

И до сих пор всю не помню. Отец застав- Томь разливалась, далеко, через лог. В классе стояли длинные столы лял считать до миллиона и числа писать до мил- вода доходила до и лавки.

В третьем классе меня перевели в школу лиона. Мать не вмешивалась, ей было запрещено. Остров- Чтение меня увлекло так, что деньги, которые ского, сейчас на этом месте областное УВД. Де- Антон Иванович давал на мороженое, я тратила на до магазина, ревянная двухэтажная школа была начальной, книги.

Она была за площадью, которая называлась переплете. Где я их покупала? Не в магазине, с лодках. На площади находилась трибуна, у ко- рук. Весной Деревянная одноэтажная школа, покрашенная и осенью эта площадь превращалась в большое коричневой краской, находилась на берегу Томи, болото, и, чтобы пройти в школу, которая была на рядом с опорой канатной дороги. Такая же опора той стороне болота, приходилось далеко обходить была на другом берегу, и между ними проходила там потом был завод КЭМЗ.

Плавали и по улице Ленина начало Куз- Рабочие, когда нельзя было перебраться через нецкого проспектатам лужа была еще. Случалось, что вагонетки пере- жены были тротуары возле домов. А ког- Через Томь, с берега на берег, люди переправ- да просохнут канавы, ребята лазили там, искали лялись на лодках. После ледохода ходил паром, по копеечки. В Щегловск с правого берега на телегах На моих глазах город строился, расширялся. В ехали деревенские на базар. Зимой дорога проле- городе появлялись новостройки: Коксострой, мех- гала прямо по Томи.

Завод стоял на начали строить станцию ГРЭС. Для них строили доща- Моя жизнь, мое детство, прошла в центре — в тые засыпные двухэтажные бараки, с коридорной поселках Нижняя и Верхняя Колонии.

Люд там жил бедный, много детей. Прикочевали на верблюдах и лошадях. Но у меня и сейчас, когда я прохожу знакомыми Стояли аулом, в кибитках, там, где сейчас цирк. Подгорбунский Михаил была построена по проекту Наппельбаума, выдающегося Алексеевич — — врач голландского архитектора Ван российского фотографа. Советский проспект у Бывшева с года. В годы Великой было собственное фотоателье, Отечественной войны армейский 4. Возможно, это один из в котором в —е годы хирург фронтового госпиталя.

Некоторые из них Бобрович и Павел Мельников. Вейхаль Валентин гражданин города Кемерово, его Александрович — член Автономной имя носит Кемеровская городская 5. Строил после окончания 10 классов, коксохимический завод, работал 2. Маркунас Антон Иванович — Кемеровского аэроклуба и военно- главным инженером.

Его жена была член Автономной индустриальной авиационной школы в Новосибирске врачом Кемрудника и химзавода. Приехал в стал летчиком. В годы войны Семья осталась жить в Кемерове. Кемерово из США, работал на сражался в дивизии пикирующих Вейхель стал заведующим коксохимзаводе. После войны коксохимзавода, руководил стал заслуженным летчиком- строительством нового завода. При коксохимзаводе было испытателем СССР, получил звание Погиб при пожаре, похоронен два жилых поселка: Нижняя и Героя Советского Союза.

Его имя в сквере у химзавода рядом с Новая Верхняя Колонии. Нижняя носит улица в городе Кемерово. Бывшев Спиридон Семенович году, в честь летия советской с началом строительства — — кемеровский власти, могила красногвардейцев завода. Новая Колония, с фотограф, незаурядный была перенесена в сквер у Дворца благоустроенными домами, портретист, учившийся у Моисея труда ул. Угольная отрасль является ведущей, основной в Кузбассе, ее вклад в экономику и развитие региона огромен.

Поэтому хотелось бы пожелать, чтобы отрасль продолжая развиваться становилась все более инновационной и безопасной, как для шахтёров, так и для жителей Кузбасса.

Турбулентное мышление (fb2)

Вложение в передовые технологии добычи и экологию края сделают нас более благополучным и интересным регионом для туризма! Всем - здоровья и процветания! Сосед- ство в здании гостиничных номеров с бизнес-центром, удобное ме- сторасположение, парковка только добавляют плюсов. И работа над этим велась всё это время. По словам управ- тельным преимуществом для городского отеля. В меню популярные рецепты мировой кулинарии — блюда ев- ных категорий, оборудованные всем необходимым для комфорт- ропейской, японской, сибирской и мексиканской кухни.

Вечера украшает надлежностей до бесплатного Wi-Fi и кабельного телевидения, с живая музыка и выступления артистов Сибири.

После прият- няемой парковкой и пр. Отметим, что расположение номеров — с 10 эта- тие. Например, появился автомат для чистки обуви, собственная жа и выше — обеспечивают прекрасный вид из любого из. Только за последний год, номерной фонд сети пополнился ристические места города. Вкупе с заказом корпоративного авто- боле чем на номеров. Сеть очень быстро развивается. По словам Сергея Махова, нужно было только средств гостя. Накопление бонусов интегрируется по всей сети.

Тем Гости могут зарегистрироваться через единый сайт, воспользо- более, что развитие на этом не останавливается. А то, что сеть российская бель, фирменное ковровое покрытие, хорошее музыкальное со- позволяет иметь более гибкую ценовую политику и подход к кор- провождение, — всё это добавляет атмосферности и делает холл поративным клиентам.

Через город проходит участок магистральной железной дороги Новокузнецк- Таштагол, который обеспечивает соединение с сетью железных дорог Российской Федерации. Автомобильная дорога областного значения Осинники-Калтан связывает город с Новокузнецком и другими городами области, Таштаголом и Алтайским краем, северными и восточными регионами Сибири.

К западу от города имеются залежи угольных пластов. Суммарные прогнозные ресурсы угольных пластов составляют 26 млн. Территориальные Появились новые первичные организации на отделы имеют цеховые профкомы, которые входят территории региона, которые известны своими в состав Кемеровской областной организации добрыми и созидательными делами во благо профсоюза работников лесных отраслей РФ. И на Сегодня общая численность членов профсоюза — всех этапах важнейшую роль в работе занимала человек.

В чем сила профсоюза? И сегодня вижу, что профком нашей отрасли живет и развивается. Приходит молодежь, заботится о нас, ветеранах, никогда не забывают ни в будни, ни в праздники, помогают решать житейские и бытовые вопросы. Мы же, в свою очередь передаем им свой опыт, рассказываем, как прежде жила и чем слави- лась наша профсоюзная организация. В таком взаимопонимании, взаимовыручке и крепкой дружбе — всегда была, есть и будет вся сила профсоюзного движения! С гордостью отмечаю, что при участии профсоюза проводятся массовые акции, в которых, несмотря на возраст, и сам до сих пор участвую, идет просветительская работа с детьми в школах и детских садах, многочисленные экологические мероприятия — это ведь тоже заслуга инициативных работни- ков профсоюза лесных отраслей.

Для себя давно понял, что членство в профсоюзе позволяет нам, лесникам, увереннее, интереснее, плодотворнее жить и трудиться. Первая случайная проверка могла поставить крест и на его работе и, возможно, на самой жизни. Но крайняя осторожность, внимание к мельчайшим деталям, точный расчет на несколько ходов вперед, как в любимых им шахматах, позволяли оставаться на плаву. И еще тонкое знание своего дела, например, методов посылки информационных материалов. Их использовалось много, оригинальных, хитрых.

Расскажу лишь об одном: Даже обнаруженная, она ничего не дала бы, так как оказалась бы засвеченной. Удивительно скромный человек, Николай Петрович в докладах ГРУ о работе всячески обходит себя, отдавая славу своим помощникам: Многое из опыта, накопленного Николаем Петровичем за почти 45 лет работы "на холоде" по организации связи, конспирации и. Но предательство осенью года сотрудника разведки, которому было известно о деятельности одного из источников Николая Петровича, ухудшение "контрразведывательной обстановки" - все это заставило принять решение о срочном возвращении разведчика в Москву.

Он меняет паспорта, скрывается, переезжает из страны в страну. Наконец, настает день отъезда. Точнее, операции по вывозу морем на судне под видом одного из членов экипажа. За три недели до этого связник информировал разведчика об отъезде, сообщил план посадки, потребовал фотографию и описание, в чем будет одет, размеры одежды и обуви, прислал явки и пароли. Тщательность его видна даже в такой детали: Позже состоялась опознавательная встреча без личного контакта с человеком, ответственным за посадку на судно.

Николай Петрович назвал его "1". Этот человек не принадлежал к ГРУ. По предложенному плану один из помощников Николая Петровича должен был на такси привезти вещи в условленное место около жилого дома, за углом которого будет ждать машина. Она доставит вещи на корабль.

План был назван Николаем Петровичем идиотским. В обязанность любого таксиста "там, у них" входило поднести вещи к двери дома и позвонить. Отказаться же от услуг водителя и остаться с чемоданами на тротуаре значило бы вызвать подозрение. Это не было взято в расчет разработчиком плана, который, как видно, недостаточно хорошо знал страну. Встреча же с Самим была назначена в номере гостиницы, где жили некоторые члены команды судна. Войдя в назначенное время в фойе, Николай Петрович был удивлен, видя, что "1" стоит в дверях и разговаривает с какой-то женщиной.

Его нахождение здесь, а не в номере можно было понять как сигнал тревоги и ретироваться. Но Николай Петрович уже оценил "1" и понял, что от него всего можно ожидать. Минуя лифт, он медленно пошел по лестнице, давая возможность "1" обогнать. Теперь Николаю Петровичу надлежало изменить внешность под радиста. Тот надел шляпу, пальто, очки разведчика, напрасно пытаясь натянуть перчатки на свои татуированные руки.

Переодетым этот импозантный человек выглядел, как клоун. Через 25 минут разведчик в форме матроса и двое сопровождающих тоже в форме вышли из гостиницы. Швейцара в это время в другом номере русские моряки настойчиво угощали виски и джином.

По дороге в порт сопровождающие пели русские песни. Шел дождь, порывами налетал ветер. Это были первые шаги разведчика в Россию. В каюте Николай Петрович попытался сжечь удостоверение личности и регистрационную карточку гостиницы.

Разведчик был тактичен, но настойчив: Он знал, что в СССР "получит" давно забытую свою старую фамилию, а прежняя должна исчезнуть, как и его эта жизнь.

Позднее в Москве он настойчиво просил уничтожить посланные перед отправкой связному письма, которые содержали подробное его описание. Он всегда жестко следовал правилам "большой игры", не оставляя после себя следов, не деля факты на важные и не.

Во многом благодаря этому и уцелел. Со всего экипажа взяли расписку о неразглашении и предупреждении о судебной ответственности. На флагманском судне под видом офицера связи находился представитель контрразведывательных органов страны, откуда осуществлялся вывоз.

После ужина разведчика разместили в пространстве между баками над каютой командного состава, которое он окрестил коридором. Пищи и сигарет в пути хватало, экипаж относился хорошо.

Но в портах выходить не позволяли даже на палубу, и он иногда по 20 часов оставался без пищи, не имея возможности сходить в гальюн, без свежего воздуха, так как вентилятор не всегда включали.

Наконец судно пришвартовалось у севастопольского причала. К капитану подошел незаметный человек в гражданском: Пароль обеими сторонами был проговорен точно, и Николай Петрович ступил на советский берег. Несколько дней спустя он был в Москве. Начиналась новая, незнакомая ему жизнь. В России Николай Петрович начинал новую жизнь. Там, на пространствах Европы, осталось его суровое, насыщенное событиями прошлое. Но это уже было прошлое другого человека.

Получив скромное жилье - двухкомнатную квартиру в Хамках - он стал куратором ГРУ одной научной группы. Дни утекали, как песок сквозь пальцы. Их бег особенно давал чувствовать себя, когда Николай Петрович вдруг ощущал одиночество в огромной Москве.

А может быть, это были своего рода опорные сигналы, понуждавшие память воспроизвести остальные события. Однажды Николай Петрович пригласил свою новую знакомую в ресторан. Он никогда не говорил, откуда именно приехал, жизнь по "легенде" стала его второй натурой.

Да его спутница и не выспрашивала. Она из тех жен, кто не знает, что у мужа лежит в кармане, так мама ее научила. Не могла удержаться лишь от одного, как сама говорила, "бабского" вопроса: Почти пятнадцать лет прожили они вместе, но ни разу жена не говорю уж об окружающих не ощутила присутствие в Николае Петровиче тайны, недосказанности. Внешне он был открыт, жил полнокровной жизнью. И командировки за рубеж со спецзаданием воспринимались женой не иначе, как "по линии ТАСС". Впервые прошлое мужа приоткрылось ей в день его летнего юбилея: О том, что представление к награждению его Золотой Звездой Героя поддержано в Министерстве обороны, Николай Петрович знал и с волнением ждал сначала решения, а потом и самой награды.

Ролдугина Софья. Забери меня отсюда

Вставал очень рано и ходил по небогато обставленной квартире. Сердце и в преклонном возрасте подводило его, ум оставался ясным. О чем думал он, часами вышагивая по комнате, то всматриваясь в происходящее за окном, то возвращаясь к своей полюбившейся английской классике в подлиннике?

Он никогда не жаловался на жизнь, не предъявлял ей иски, хотя вправе был это сделать. Известны случаи, когда разведчик, много лет проведший за границей, обнаруживал по возвращении разительное отличие, прежде всего на бытовом уровне, своей страны от той, какой он ее себе представлял. Для некоторых это становилось трагедией, и они долго, порой до конца дней, не могли смириться с действительностью. Реже, если это было возможно, уезжали навсегда, а то и пускали себе пулю в лоб.

Николай Петрович органично вошел в новую жизнь, жена ни разу не слышала от него слов разочарования. Арест ему по большому счету никогда не грозил. Ни один из его людей не провалился, не стал предателем. Сам он вернулся тихо, никому не мозолил глаза и ничего для себя не требовал, всегда оставался в тени. Он избегал даже любительских снимков. На половине из них он снят так, что трудно узнать. А главное, за рубежом продолжали жить и работать его люди. Входя в подъезд дома, где он жил уже второй десяток лет, Николай Петрович, конечно, не думал, что спустя какой-нибудь час будет убит.

Вытирая вспотевший лоб, он прислонился к стене и поднял взгляд на разбитую лампочку под потолком. Так, глоток иногда коньяка и. А причина, черт побери, одна - годы. Пробежишь утречком пятьсот метров и в ногах дрожь. Какая ж тут может быть еще причина, старость настает".

Так он ворчал до самого третьего этажа. Свет, конечно, и здесь не горел, лампочки на площадках кто-то выкрутил. Цепляясь за перила, он поднялся на следующий этаж и обнаружил, что и там тьма - не видно ни зги, посмотрел по сторонам, никого не увидев.

Повернулся к своей двери. Вставляя ключ в замочную скважину, он довольно улыбался: Одной рукой справиться с замком почему-то не удавалось. Черт бы побрал этот ключ! В этот миг дверь тихо, без скрипа, открылась; и только тогда Николай Петрович сообразил, что тут что-то не.

А когда из тьмы высунулась рука и без всякого видимого усилия втянула его внутрь, он уже был твердо уверен, что попал в плен. В голове у него промелькнула мысль, однако, додумать он не успел, потому что дверь у него за спиной закрылась так же бесшумно, как и открылась, а ведь скрипела обычно, как целый оркестр. Крепко зажмурил глаза, думая лишь о том, что сумка с продуктами его, видно, так и осталась за дверью, прислоненная к стене.

Потом стал гадать, что сделают с. Он покорно шел, куда его вели. Только не противиться, только не упираться: Николай Петрович почувствовал, что его ввели в комнату и что, кроме него, тут, совсем близко, находится еще несколько человек, которые ждут, как он отреагирует, когда их увидит. Николай Петрович глубоко вздохнул и увидел людей. Они выглядели вполне нормальными. К тому же они вовсе не были военными. Насколько это можно было, конечно, определить с первого взгляда.

На диване у телевизора сидел высокий мужчина, с веселой, ласковой, чуть ли ни детской улыбкой и очень голубыми глазами.

Напротив него, за осиротевшим журнальным столиком, расположился другой, черноволосый и черноглазый. Третий стоял у черноволосого за спиной, с отеческой улыбкой взирая на Николая Петровича, растерянно переминающегося с ноги на ногу. Николай Петрович принялся автоматически расстегивать пуговицы на плаще. Ему и в голову не пришло поинтересоваться, по какому праву его приглашают снимать плащ в его собственной квартире. Человек с голубыми глазами встал и, весело улыбаясь, подошел к окну.

Николай Петрович только сейчас заметил, что шторы на окнах задернуты; сам он никогда их не закрывал. С тех пор, как он стал жить один, вид освещенных окон в соседних домах придавал ему бодрости. Почему-то ему казалось, что люди, находящиеся за этими окнами, без раздумья пойдут на помощь, если с ним, не дай Бог, что-то случится.

Он подсознательно прогонял даже мысль о том, что надежда эта не более чем иллюзия, порожденная одиночеством, что людям в тех окнах плевать на него, и, если он даже высунется в окно и будет во всю глотку кричать о своей боли, никому из них не придет в голову, зайти и поинтересоваться, не нужно ли ему что-нибудь. Высокий человек с голубыми глазами двумя пальцами взялся за краешек шторы и осторожно отодвинул.

Грянувшие в окно желтые прямоугольники на сей раз не принесли Николаю Петровичу облегчения. Он понял, что светящиеся холодным светом чужие окна не друзья ему, а враги.

Николай Петрович не нашел что ответить. О том, чтобы самому задавать вопросы, он и не. А о том, чтобы протестовать, тем.

Одно было у него в голове: Он хорошо слышал, как тот зашел в кухню и стал там возиться, звякая тарелками и приборами. Это были сигареты "LD", которые курил и Николай Петрович. Подождав, пока хозяин чуть успокоится и стряхнет в пепельницу пепел, голубоглазый поднял на него взгляд, улыбнулся. Николай Петрович неопределенно хмыкнул и спрятался в облако дыма.

Что тут можно ответить? Голубоглазый кивнул и словно бы помрачнел. Помрачнел самую капельку, но этого было достаточно, чтобы по спине у Николая Петровича пробежал холодок. И, собственно говоря, лично я с удовольствием бы все вам объяснил, но не имею права. Николай Петрович ощутил огромное, несказанное облегчение.

Разве что тихо, спокойно убьют. Он не стал терзаться вопросами: В некоторых ситуациях всякие "почему" теряют смысл. И вопросительные знаки. Остаются одни лишь восклицательные, зато ставятся они после каждой фразы. Он кивнул и склонил голову набок, пытаясь еще раз увидеть лицо Голубоглазого. Дело в том, что я хочу попросить у вас помощи. У него просят помощи? У него, больного старого человека, пенсионера, которому иной раз месяцами словом перекинуться не с кем. Еще, слава богу, есть очереди, где иной раз хочешь не хочешь, а приходится разговаривать то с одним, то с другим.

Чем может он помочь им? Голубоглазый опять хотел сказать что-то, но промолчал, так как в дверях появился третий. Тот полноватый, с коротко стриженой шевелюрой, принес несколько тарелок, бутылку водки и поставил все это на столик в середине комнаты.

Николай Петрович только сейчас заметил, что маленький столик кто-то накрыл. Стриженый разместил на столе тарелки. Николай Петрович непроизвольно пересчитал их: На одной лежало несколько рыбешек, по всей вероятности, шпроты, на второй - нарезанный лимон, на третьей - кусочки колбасы, на четвертой - конфеты. Пока Николай Петрович молча смотрел на эту картину, стриженый амбал сходил на кухню еще раз и принес фужер. Поставив его на столик, он взял салфеткой бутылку и наполнил водкой фужер почти доверху.

Голубоглазый кивнул - стриженый амбал исчез в полумраке прихожей. Собирая плату с потребителей УК, зачастую, не спешат рассчитываться с по- ставщиками ресурсов. Экраны телевизоров пестрят сюжетами, в которых жители многоквар- тирных домов, добросовестно оплачивающие счета, вдруг обнаруживают, что управляю- щая компания задолжала энер- гетикам значительные суммы.

Один из путей решения этой проблемы — создание расчётно- кассовых центров. Подобная практика уже существует во многих регионах, в том числе на Алтае и показывает свою эф- фективность, так как создаёт режим спецсчетов, при котором плате- жи от потребителей, поступая на счёт системы, расщепляются в адрес ресурсоснабжающих организаций.

Создание РКЦ в Алтайском крае существенно улучшит ситуацию с дебитор- ской задолженностью, сделает процедуру более прозрачной. Платить вовремя — честно и выгодно! Впрочем, жестокость нового Закона для тех, кто вниматель- но его читал, легко нейтрализу- ется своевременной и полной оплатой потреблённых энерго- ресурсов.

А также постоянным контролем за деятельностью своих управляющих компаний. Для тех, кто выполняет эти про- стые правила, с начала года ничего не изменилось. В годы войны это было возможным… Как Победу ковали на Алтайских рудниках — в Белокурихе О том, как это было, вспоминала Валентина Васильевна Загородникова. Сегодня героине нашего рассказа — 87 лет. Живет она в Бийске, а в годы войны она, летней девчонкой, работала взрывником на Белокурихинском руднике.

Вместе с собой Констан- тин Викторович привез уникальный альбом, на снимках которого запечатлены люди, ра- ботавшие на Белокурихинском руднике в разные годы. Глядя на пожелтевшие от времени фотографии и современные фото, Валентина Васильевна вспоминала о жизни на руднике, задавала вопросы нам, задава- ли вопросы и мы: Как это произо- шло?

Ехали до Бийска почти месяц - четверо детей и мама. Наш поезд стоял в Свердловске, но не на вокзале, узнали, что война началась, это было 23 или 24 июня. День проедем, остановимся, забирали па- ровоз, не хватало паровозов, везли новобранцев на фронт. В середине июля только приехали в Бийск. Народу было на вокза- ле много, никто нас не встретил.

Решили в Бийске остановиться, а братику младшему Толику было 4 года, он бегает, а потом смотрим, его какой-то мужчина подбрасывает вверх, потом увидели: И вот мы поехали в Черновую, там у папы квартира.

Валентина Ивановна смо- трит на фотоснимки: Была дорога, по ней возили руду на фабрику, по 12 часов работали. Когда начала работать фабрика, появилось у нас электричество. У нас все бараки были освещенные. По- середине стоял столб, на нем радио. Школу открыли в году. До этого школы не было, а было много рабочих.

Не брали в 13 лет. Прибавила себе два года. Я ростом была высокая. Вот двое мальчишек и нас - четыре девчонки.

Calaméo - Газета "Белокуриха инфо" №19 от 12 мая года

У каж- дого своя шахта. Один держит бур, второй — кувалдой бьет. А потом папа нашел другую, как он сам сказал, бо- лее серьезную работу. Но на руднике сразу два взрывника ушли на фронт, а шахты-то работают. Около месяца он учил меня взрывному делу. У меня допуск был к взрывным работам. Как уйдем в часов дня и чуть ли не до утра. Около шпуров взрывали за смену.

У меня девя- тая, первая, вторая шахта. Носила по патронов, плюс детонаторы и бикфордов шнур. И нужно обязательно знать, сколько брать шпуров, чтоб хва- тило. У нас свисточки были, хо- дили, свистели, чтобы ни одного человека не было в штольне, работали в штреке с корбидкой, света не. За полторы ми- нуты, пока горит шнур, я должна убежать. Однажды взрывала штреки, в штольне зарядила и побежала на выход, и у меня расстрел вылетел из-под ноги, а уже начались взрывы.

Я пока бежала, ящичек, корбидку, по- лейку, - все потеряла, и каску с головы. Лицо осколками породы поранила. Выскочила, и мне стало плохо. С рудника увезли меня, раны промыли, но отец на работу не пустил. А спустя пару месяцев начались взрыв- ные работы на Макарьевском руднике, а взрывника там не.

Я собралась и ушла из дома. На Макарьевский рудник из Белокурихинского пешком пришла. Месяц или два я там работала. Каждый работал по раз- ряду, у меня 2 разряд. Мы получали рублей боннами, а стоило у нас все копейки. На эти бонны жили. Оказывается, взрывчатку доставляли на руд- ник только зимой, на санях.

Хранилась она на охраняемых складах. Плакали, обнимались все, устроили пир. Выступали с речами, и гармошка, и баян тут появились, давай все тан- цевать. У папы военная бронь была, и как гонец с Чер- новой идет, так и думали, кого заберут? А родители так и жили на руднике, я к ним приезжала, они мне расска- зывали, что клуб там потом открыли, роддом. Уже палатку по- ставили, потом немного прош- ли, говорим, что здесь это место должно быть по всем описаниям, - рассказывает дочь.

Когда в отвал уткнулись, тут мама заплакала. Единственная девочка- взрывник, работавшая в воен- ные годы на алтайском руднике, с теплотой рассказывала о своем нелегком детстве, про- веденном в горах близ Белоку- рихи. Она вместе со взрослыми своим трудом приближала По- беду, работая на вольфрамовых рудниках, где добывали страте- гический металл, так необходи- мый при производстве танков и самолетов. Втурнире приняли участие около спортсменов Алтайского края и Кемеровской области. Третье почетное место заво- евали: Также специальными при- зами были награждены: За квалифицированное су- действо был награжден Олег Сырых.

Акция прошла в городе во второй. В ней приняли участие около 50 автолюбителей, пять мотоциклистов и почти 40 велосипедистов. Белокуриха внесла свой вклад в борьбу с фашизмом.

Из них не вернулись домой. Более солдат было пролечено в эвакогоспитале. Велопробег стартовал от ОВД г. Участники возложили цветы у обелиска со- трудникам органов внутренних дел, погибших при исполнении служебного долга. Здесь к ним присоединились мо- тоциклисты и автолюбители. Межрайонный автомото- пробег прошел по городу Бело- курихе, селам Старобелокуриха и Новотырышкино.

В каждом населенном пункте участники акции возлагали цветы у Мемо- риальных комплексов героям войны и говорили о том, как важно помнить о солдатском и трудовом подвиге наших дедов и отцов и рассказывать об их заслугах подрастающему по- колению. В Белокурихе персоналу гостиницы не платили зарплату Четыре месяца не пла- тили зарплату сотрудникам однойизгостиницБелокури- хи, сообщает пресс-служба СУ СКР по Алтайскому краю. Сноября прошлого года по февраль текущего года глава компании не ис- полнял свои обязательства по выплате заработной платы работникам.

У муж- чины была реальная возмож- ность платить сотрудникам своевременно, но он вклады- вал деньги в развитие бизнеса. По данным следствия, задолженность превысила 1 млн. По старинным обрядам в Белокурихе провели Праздник плодородия первой борозды 4 мая на территории Музея сельского быта водяной мельницыоткрытого в Бело- курихе осенью прошлого года, состоялся почитаемый славянами праздник Плодородия первой борозды.

Здесьпрошлинародныегу- ляния, выступления твор- ческих коллективов.