Дорогой знакомой за любимым наркомом

80 лет назад к расстрелу приговорен Максим Аммосов — SakhaLife

Лихарев, Буданцев и Власьев уже сидели за квадратным обеденным Власьев остро глянул из-под насупленных бровей на "наркома", перевел . Но это все лирика, дорогой коллега, — решил он прекратить психическую атаку. .. интересно увидеть живьем пресловутого персонажа любимого фильма: "Я. Отбывать наказание Евгению Ярославскую направили туда же, на Соловки, где она образному, к тому же давно знакомому, родному, почти семейному . . что гимназия у нас была частная, дорогая, — гимназистки все больше из .. За Александра Ярославского — не только как за любимого, — как за. фл.семафором песни. исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр. . По дорогам знакомым. За любимым наркомом. Мы коней боевых поведем!.

И мы говорим им: На первом ряду посередине — А. Он к тому времени уже свыше 13 лет томился в тюрьмах и впереди маячила перспектива нового срока — Советская власть не выпускала надолго на свободу тех, кого считала своим классовым врагом. В других регионах искали и якобы находили огромные заговоры бывших белогвардейцев.

«Делай что должно, и будь что будет!» — Человек, которого не сломили репрессии — SakhaLife

И новосибирские чекисты, понятное дело, рвались превзойти в этом негласном соревновании конкурентов из других регионов. Если он хотел вести игру против НКВД — то тоже проиграл. К сожалению, честный и прямодушный генерал, истово веривший в Бога, был обречен проиграть в любом случае… А. Для интереса якутских читателей приведем секретный доклад на заседании японской дипломатической ассоциации в июле года капитана пехоты Эцуо КОТАНИ [в документах советской разведки фигурирует как КООТАНИ], служившего в Москве с 1 марта года по 6 апреля года помощником военного атташе.

Правильно будет видеть в этом явление, вытекающее из проводимой Сталиным в течение некоторого времени работы по чистке, пронизывающей всю страну. Подобного рода процессы, надо полагать, будут иметь место и в дальнейшем. Основная идея его доклада была: Критиковал он также правую — в тот момент крестьянскую политику Цека.

Борис ПОДЦЕРОБ

Аудитория была несколько разочарована: Ошарашенный Ярославский поспешил разъяснить, что Россия вообще мало думает о беспризорных монархах, что она занята гораздо более серьезными и насущными вопросами, что к тому же идея монархии скомпрометировала себя навсегда, — но тяжелое впечатление от записки осталось: Зачем, зачем говорил я перед этой сволочью? Конечно, все социалистическое в России рассосалось!. Конечно, писателю в ней жить невозможно: Но все это можно и должно говорить перед своими, а не перед врагами А для меня свои все-таки большевики: Первоначальное впечатление от меньшевиков было у Ярославского благоприятное Может быть, он, и правда, социалист У меня, было, мелькнула мысль, что он, возможно искрений социалист, если ходит в старых брюках; теперь сильно подозреваю, что он — сволочь — просто где-нибудь случайно на гвоздь сел!.

Любовь и голуби

Затем мы оба сотрудничали в телеграфском агентстве: И вообще что за интеллигентская чушь!. Как и всякий рабочий, литератор работает на предпринимателя-издателя, под присмотром старшего мастера — редактора До убеждений последних двух ему нет никакого дела, как нет дела рабочим до убеждений фабрики.

дорогой знакомой за любимым наркомом

Почему винить сотрудника буржуазной газеты в измене классовой линии, и не винить в том же наборщика, который ее набирает?! Можно подумать, что наш союз стыдится не оправдать того мнения, которое создал себе о нем Иосиф Владимирович Гессен Почему бы мне напоследок, перед смертью не повидать Париж Вообще с советскими паспортами во Францию пускают неохотно.

Мы решили отправиться в Париж безо всякой визы. К французской границе поехали мы, не имеея еще никаких определенных планов, как именно переправимся мы через границу К пишмашинке оба мы относились как к чему-то родному, одушевленному; еще бы: Доехали мы до Заарбрюкена, там решили понюхать воздух и решить, как действовать в дальнейшем Заарбрюкен — маленький городок, ставший волею Версальского договора — пограничным.

Благодаря этому обстоятельству для местных жителей открылся новый источник заработка — контрабанда, городок расцвел, привлек массу пришлого элемента, зажегся заманчивыми огнями шикарных ресторанов и кафэ с картежной игрой Там за не особенно дорогую плату подавали через окошечко в стене одно единственное блюдо — суп в мисочках, напоминавших опрятные плевательницы Желающие, внеся небольшой залог, могли получить еще оловяную ложку, — но залог вносили немногие, большинство хлебали через край Супу на порцию наливали много, так что можно было наесться досыта, состоял он из риса и чистой воды, но был почему-то серый, точно крепкий навар серой глины Учреждение это было муниципальным и носило полублаготворительный характер Здесь-то, за миской супа, смирный и словоохотливый контрабандист растолковал нам где и как переправляться через границу Когда мы шли через мостик, пограничник подозрительно посмотрел на.

Но Ярославский твердо решил не иметь больше дела с эмигрантской печатью. Вот Минор11 тоже находит, что она подходит Ближе сошелся Ярославский в Париже с анархистами, в частности с тов. Бергманом и Волиным Эйхенбаумом. Пока Ярославский тосковал по Советской родине, я, лично, спешила изучать жизнь Парижа а когда были мы в Берлине, то — Берлинапричем главным образом определенную сторону этой жизни: Недаром Ярославский еще в России говорил мне: Но бродяги ее знают.

Она, между прочим, расположена в довольно буржуазном районе Среди буржуазных улиц затерялась одна не столь буржуазная, совсем коротенькая и кривая, как курильная трубочка старого кабатчика На одном из них, узеньком, втиснутом меж двумя другими, у входа отвисает чуть жалобно, выцветший красный флаг В подъезде, на ступеньках и возле этого дома толпятся бродяги: Их всех собрал сюда под красным флагом не Коминтерн, не Ленин, не Мопр13, — нет, — барон Ротшильд.

И вообще красный флаг, в данном случае играет роль не знамени, а отличительного признака: Там я беседовала с ночлежниками и изучала быт В Париже мы пробыли недолго — всего два месяца; — Ярославский настаивал, чтобы возвращаться в Россию. Мне это было не очень по душе; у меня имелись свои, совсем другие планы: Но Ярославского эти мои планы не прельщали, он упорно думал только о Советской России, а очень уговаривать его я даже не считала себя вправе: А если большевики меня не расстреляют, — тем лучше!

И не только за него — за расстрелянных поэтов: Из Штетина на пароходе вернулись мы в Россию после годового отсутствия.

Ярославский, как маленький ребенок, радовался русской речи на улицах, антирелигиозным плакатам в книжных витринах, а больше всего — Октябрьским демонстрациям А ты не сердишься на меня, Женичка? Эти дни были одними из самых счастливых в нашей жизни.

дорогой знакомой за любимым наркомом

Но как я уже упомянала, — я люблю быт! К тому же у меня с детства — страсть испытывать все на собственной шкуре Без таланта здесь еще в крайнем случае обойтись можно, но без навыка, без предварительной подготовки — никак!.

Я вначале даже не знала как приняться за это дело только фрукты и сласти с прилавков гастрономических — удавалось таскать с первого же дня, но ведь это же неинтересно! Итак воровать я научилась не сразу, — сначала пошла газетами торговать Нравилось мне, что — целый день на улице, что — среди вороватых, хулиганистых мальчишек Утренняя — та расторговывается исподволь, почти уютно Совсем другое дело вечерняя газета: Разбегаются от Николаевского по радиусам: Торговала я в Ленинграде с месяц; затем заключенного Ярославского перевезли в Москву, за ним немедленно переехала туда и.

В Москве торговать газетами оказалось не в пример труднее чем в Ленинграде: А люди в Москве вредные, несочувственные!. Поторгуешь день — из дому выйдешь в шесть утра, домой вернешься в восемь вечера — денег мало, а ноги в крови, натерты Еще бы ничего, если б так — себе на харчишки и ладно, а то ведь знаешь: К тому же самый вид советских учреждений, — чистеньких, самоуверенных и неприступных вызывал во мне всегда нечто вроде приступа морской болезни Я предпочитала биться на тротуарах, набиваясь с газетами Случалось, — наберешь с утра газет, займешь очередь у прокурора и тут же в очереди, в здании прокуратуры, торгуешь.

Кой-кто из женщин восхищается: Да, уж — выхлопотала!. Особенно хорошо шли у меня газеты 2 раза тогда я еще в Ленинграде. Во-первых — когда бомбу в Гепеу бросили. Стою эдак на Невском проспекте и как кто мимо идет, — громко, отчетливо, глядя в сторону: Руками, дрожащими от волнения, вытаскивает кошелек и разворачивает газету Каждому, как, все равно — подарок к именинам: Второй раз бойко шли газеты, когда двое хулиганов в Екатериновском парке изнасиловали восьмидесятитрехлетнюю старуху Честь и слава хулиганам насилующим восьмидесятитрехлетних старух!.

Пошли им бог долголетия и успехов в их доблестных делах газетчикам на радость!. Чтобы окончательно погрузиться в беспризорную жизнь, ушла я от тетки, у которой проживала в Москве, и решила жить с беспризорными Объявив тетке, что ухожу от нее совсем, вышла, как всегда, торговать газетами Под вечер начинаю подумывать, что пора бы поразмыслить о ночлеге.

Подхожу к мальчику, просящему возле булочной подаяния: Мне вот самой ночевать негде Мне газеты бы доторговать Ночью он ведет меня в скверик на Арбатской площади, — с наивной словоохотливостью, сидя со мной на скамейке в скверике, выкладывает мне свою жизнь: Только засыпаю, как просыпаюсь от чьего-то непрошенного объятья; передо мною — длинный верзила, прилично одетый и изрядно пьяный Упрашиваю его не приставать ко.

На помощь мне приходит мой маленький сосед: Наконец верзила уходит, обещаясь обесчестить противоестественным способом покойную бабушку противника Пока продолжаю прерванный сон; наутро мой маленький товарищ говорит мне: На лице у меня — размытая росой типографская краска от вчерашних газет, смешанная с пылью тротуаров Нужно было не опоздать за газетами, пока что общественные уборные были заперты до 8-ми часов, и поэтому умываться пришлось идти под желоб трубы, благо накануне был дождь и вода с крыши по трубе сочилась Гасли пивнушки сперва на Смоленском, затем на Арбате Город погасал и умирал постепенно, как тело умирающего от конечностей к центру Таким образом, идя просто на свет, я понемножку вышла на Тверскую, по дороге стараясь кому-нибудь всучивать недопроданные газеты Совершенно неожиданно для самой себя, очутившись на Тверской, я обрадовалась: Остановившись на углу, я постепенно разглядела своеобразный характер проплывавшей толпы: Пробиваясь сквозь толпу, выплыла я, как на отмель, на Страстную Здесь становился ясен смысл того, что творилось на Тверской: У высокого ларька Моссельпрома, как у маяка останавливались сговориться меж собой о чем-нибудь те, которые на минутку не хотели быть смытыми людской волною Некоторое время стою, демонстративно уставившись на.

Косятся на меня полусекундным недоверчивым, но глубоко флегматичным взглядом, не отрываясь от игры Начинаю нарочно безо всяких подходов: Ну ходи — твой ход!. Документы мои у него при аресте вместе с его документами отобрали От тетки ушла — поругалась; теперь ночевать негде Сейчас я, как видите, занят Приходите так через полчаса опять на это же место Приводит меня в какой-то дом, совсем рядом со Страстной где-то, — мы подымаемся по довольно запущенной лестнице на самый верх.

На самом верхней площадке стоит большой пустой ящик. Могу поручиться, что никто вас здесь не тронет. Но уже довольно скоро, сквозь сон, слышу: Оказывается, это возвращающийся к себе домой один из обитателей дома. Он пьян, но рассудителен. Присаживается рядом со мной на ящике.

Я тоже уже успела изменить лежачее положение на сидячее Объясняю ему как сюда попала Идилию нашей беседы прерывает гневно-распахнувшаяся дверь одной из квартир и женский голос: Сейчас же домой иди!. Да ты опять пьян, — кобель ты эдакий!. Женщина я убогая, инвалидка А сама не пойдешь, — я сейчас дворника покличу!.

На вашем месте я даже теперь же вернулся бы обратно Вглядываюсь в сдержанные, полные достоинства манеры собеседника и задаю пошлейший вопрос: Вы сами в какой среде выросли? До утра, — когда идти за газетами — мне делать нечего; — пока что разглядываю детали жизни Страстной: Да девчонки возле уборной, из тех, что никто не берет, постарее, да погнилее — злобно переругивались от обиды обидно не то, что тело женское продажно, а то, что никто не берет-то уже!.

Возвращается, подработав, одна из самых шикарных проституток Страстной. А как твои дела? Приходится каждому рассказывать свою историю. Вначале относятся не больно-то доверчиво: Еврейка-Миррочка обращается ко мне с добродушной иронией: Сначала здорово, но почти сочувственно, — смеялись; — потом кто-то небрежно заметил: В последующие дни попыталась я удержаться на Страстной.

дорогой знакомой за любимым наркомом

Днем торговала я здесь газетами, ночью — цветами Торговать цветами на ночной Страстной было особенно при моей инвалидности — глубоко унизительно: Не нужно ни вас, ни ваших цветов!. И все время приходилось волноваться, что цветы увянут раньше чем их у меня купят; тогда вместо прибыли, круглый убыток!. Несмотря на все это, не хотелось уходить со Страстной. Здесь следовало завязать и укрепить связи, чтобы развернуть работу Как раз в то время добрая половина жуликов Страстной была скошена изоляцией; так вот я предлагала: Более серьезные мои идеи заключались в следующем: Политические — полагала я — пойдут к нам из идейных соображений, уголовные будут достаточно заинтересованы материально: Если я сейчас все это излагаю так откровенно, то это потому, что я все равно ожидаю либо расстрела, либо длительного заключения, и уж во всяком случае за мной будет достаточный негласный надзор, а следовательно мне уже так или иначе, не придется проводить этот план в жизнь!.

Особенно хорошо было там спать днем, в дивной сочной траве, под усыпляюшим солнцем Две ночи ночевала я там в парке в полном одиночестве, не опасаясь никого, кроме милиционеров И недаром я их так боялась: И все-таки один из этих ребят своеобразным способом выручил меня: Я потом благодарила моего спасителя: Вот можно сказать спас от большого для меня несчастья!.

Наконец я устроилась на постоянную квартиру — в стеклянную трамвайную будку Собственно, вполне постоянной мою новую квартиру назвать было нельзя, так как это была то — трамвайная будка в Охотном ряду, то — трамвайная будка на площади Революции Выгонят из одной — шли в другую. Иногда за ночь приходилось раза три переходить из будки в будку Ночевало нас, беспризорных в будке много до тесноты Были нищие, были воришки из мелких, проститутки из беспризорных Здесь нашла я, в полном смысле слова, родную семью.

Раз в неделю ходила я в гости к своей тетке; бывало засидишься — уговаривает остаться ночевать Тетке я сказала, что нашла себе комнату; и она, а больше еще мама, приехавшая из Ленинграда погостить к тетке и повидаться со мной — умоляли, со слезами обиды, сообщить им мой адрес. Имею же я право знать!

дорогой знакомой за любимым наркомом

Если не хочешь, — я не буду к тебе туда ходить Между тем был уж конец сентября. Как-то, когда ребятам удалось разгромить продуктовый ларек, жарили на костре колбасу и пекли яблоки, употребляя вместо вертела лежавший на площади железный жезл трамвайной стрелочницы Спали мы теперь в будке все — женщины, ребята — сбившись в кучу; каждый ложился на ноги предыдущего, чтобы эти ноги греть А тем временем Ярославский, сидя на Лубянке, проводил голодовку, требуя свидания со мной Он знал, что я в Москве, так как я еженедельно приходила с передачей, и следовательно, не мог поверить, что меня нигде не удалось разыскать, — хотя Г.

И в этом, как и во многом более серьезном я безгранично виновата перед Александром Ярославским!.

"Клянусь отомстить словом и кровью…"

В эпизоде со свиданием только одно остается мне неясным — почему, когда я приходила насчет передач, меня не могли уведомить о разрешении на свидание? Свидание получили мы уже в Ленинграде, где находился Ярославский перед отправкой в Концлагерь, и куда в Ленинград то есть — я немедленно за ним последовала.

Уже через месяц после того как Ярославского увезли из Ленинграда на север, я поехала в Кемь добиваться свиданья Мысль служить в каком-либо советском учреждении представлялась мне отвратительной Времени даром я не теряла: Переехав снова в Москву, я выдумала себе специальность: Реже — заходила я в самые квартиры через случайно незапертую дверь, — выносила из кухни примуса, обувь выставленную для чистки Дальше кухни продвигаться я не решалась, так как протезы мои имеют свойство всегда немного стучать и совсем тихо пройти на них почти невозможно Воровство доставляло мне истинное наслаждение; большой душевный подъем вызывало чувство риска, которое появляется даже в момент совершения мелкой кражи.

На мое счастье, я в этот день потеряла перчатку Ну, а спокойствия у меня, с моим характером, не занимать-стать!. У гражданина несомненно поэтическая душа: Но я в это время еще не была знакома с внутренним расположением Курского вокзала, а потому совершила роковую ошибку: Я снова прячусь в свою засаду в уборной