Кара слово с мягким знаком

Book: В дебрях Кара-Бумбы. Сборник

кара слово с мягким знаком

Нажми, чтобы увидеть ответ на свой вопрос ✍ : добавить слог,чтобы получилось слово с мягким знаком кара,жу. Безобидные слова вызвали неожиданно злую реакцию с его стороны. Кара посмотрел ей вслед и спросил: Вдул ей? порту, еще не значит, глубоко криминализированная, и то, что он пока что он мягкий На 6-м пирсе, где он числится, его боятся люто. Говорил, что лично знаком с Сэмом. И что Сэм за. Костюмная. кара. пьющая фотодиректор «РП» Вита Буйвид повествует о недюжинных способностях алкоголя В любом случае слово «отмстить» я впитала следующим продуктом после молока матери. Ну ладно мягким и достаточно большим в пластиковом пакете. Это такой знак, не самый лучший.

Вообще-то, это была бывшая территория парка техники какой-то маленькой части, огороженная железобетонным забором. С января восьмидесятого и зиму с восьмидесятого на восемьдесят первый год, палатки отапливали печками-буржуйками. Вторая и третья роты размещались в щитовых казармах основного городка бригады, рядом с городком воздушно-десантной подготовки, а 4-ая и 5-ая роты находились в казарме, которая была сзади городка, в парковой зоне недалеко от медсанбата, в них, кстати, тоже было печное отопление.

Казармы эти практический были непригодны для проживания и к моменту нашего формирования использовались как складские помещения различных служб бригады, но нужда заставила кое - как подремонтировать их и заселить личный состав. По крайней мере, было лучше жить хоть в таких казармах, чем в палатках.

Командир 4-ой роты Ажибаев был большим выдумщиком. Так вот, этот Ажибаев, не знаю, как сумел загрузить, но стащил одного из них, привез на ГАЗ и поставил у входа своей роты. Представьте себе, старая, обшарпанная щитовая казарма и перед ней огромный журавль. Он же придумал поставить сзади своей казармы небольшой металлический контейнер и сделать из него для нарушителей воинской дисциплины своей роты гауптвахту. Буквально перед убытием в Афган, командир отряда надумал вдоль забора нашего городка посадить деревья.

Откуда-то привезли саженцы, и мы офицеры высадили. Один ряд вдоль забора со стороны дороги и в два, или три ряда, по обе стороны дорожки к КПП нашей части, деревцо от деревца строго пять шагов. Если сейчас, встать на углу десантно-штурмовой бригады, на дороге ведущей в парковую зону спиной к городу, то это будет первое ограждение слева. Напротив нас, в щитовом бараке, располагался штаб строительной части, УНР, именно в тот год начались работы по строительству новой казармы и общежития для офицеров бригады и этот УНР, впоследствии эти работы и проводил.

Если завтра война, если завтра в поход… Полтора года службы пролетели очень. За это время почти все холостые офицеры женились. Вначале, все холостяки жили в двух трехкомнатных квартирах, а затем всем нам в новом, тридцать восьмом доме третьего микрорайона, дали по отдельной квартире. Новенькую однокомнатную квартиру получили и мы с женой. Должен заметить, что следующую персональную квартиру мне удалось получить только двенадцать лет спустя, уже будучи военным комиссаром района.

Служба шла обычным своим чередом. Занятия по боевой подготовке чередовались нарядами. В первую осень выезжали в один из совхозов под Сары-Озек на уборку картофеля. В начале второй осени помогали убирать помидоры, и у каких-то корейцев собирали лук.

Начальник политотдела бригады подполковник Зайцев потом хвалился, что на заработанные деньги нам купили новые телевизоры. Хотя, как вновь формируемой части они и так были положены нам по штату. Где-то в сентябре восемьдесят первого объявили, что осеннюю проверку будем сдавать московской комиссии, и что помимо предметов боевой подготовки будут проверять и знание китайского языка.

С разведуправления округа прибыл инструктор китайского языка, и мы взялись быстренько его, то есть китайский, изучать. Тема — допрос военнопленного. Записывали китайские слова русскими буквами и заучивали наизусть. Но длилось это совсем не долго, недели через две изучение языка отменили. Тут и лейтенант мог догадаться, что театр военных действий изменился.

Числа двадцать третьего или двадцать четвертого октября, точно не помню, нас офицеров собрали на совещание и объявили, что отряд выезжает на учения, которые будут проходить на Отарском полигоне. Погрузка завтра утром, грузится вся техника, имущество и в том числе боекомплект.

Папарации застали целующихся Кару Делевинь и Пэрис Джексон

Офицерам и прапорщикам помимо тревожного чемодана взять с собой парадную форму одежды, объяснили тем, что по окончанию учений будет построение в парадной форме. Это потом до нас дошло, что парадка была нужна для укладывания в ней в гроб, в случае гибели. Хотя, как потом рассказал командир отряда, попытка одеть нас в парадную форму при проведении строевого смотра для передачи в состав ТуркВО все же была, но заместитель командующего ой армии генерал Винокуров, прилетевший с Афгана на вертолете, отменил этот смотр.

К этому времени мы уже почти знали, что едем в Афганистан, хотя слабая надежда еще теплилась в душе и отпала она только тогда, когда поезд прошел станцию Отар. И вот, тяжело вздыхая и мерно постукивая на стыках рельсов, состав протащился на медленной скорости и остановился на станции Тулькубас, не далеко от Чимкента.

Открыли двери вагонов, никто не выходит, потому что время стоянки не известно, и смотрим вниз на село-станцию. Тут ко мне прибегает из соседнего вагона солдат Таскенбаев Бекен, и говорит - Товарищ старший лейтенант, разрешите домой сбегать, с матерью попрощаться, недалеко живет. К нашему с ним счастью, состав простоял достаточно долго, и он успел вовремя вернуться.

Среди своих сослуживцев Таскенбаев был достаточно заметной фигурой, и ростом, и возрастом, и своим положением. Помню, как-то в начале лета восьмидесятого года я приехал старшим машины из полевого лагеря и собирался возвращаться, и тут к КПП привели его, тощего, но очень высокого солдата, рукав куртки застегивался где-то около локтя. Тот, кто привел его, не помню кто, сказал, что это солдат нашей роты и его надо забрать в лагерь, так он и стал служить у нас, пулеметчик Таскенбаев.

Оказалось, что он за драку был отчислен с четвертого курса одного из институтов в Алмате и призван в армию. Попал в одну из учебных частей в Отарской дивизии и по окончании подготовки направлен к.

Впоследствии из него получился великолепный воин и отличный сержант, но рассказ об этом несколько позже. Разгрузку производили на станции Кирки, это юг Узбекистана. Когда разгрузили технику и имущество, кто-то из местного военного руководства решил изъять у нас спиртное, а набрали мы его, честно сказать, по самое не могу, ведь в мусульманскую заграницу ехали, а там не известно, будет она или не.

И вот, когда изымальщики подошли к имуществу пятой роты, старший лейтенант Владимир Березин взял в руки ручной пулемет и диким голосом заорал, - Не подходи, перестреляю! После этого никто таких попыток уже не повторял. Это конечно нездорово, с пулеметом в руках грудью за водку вставать, но и лишать маленьких человеческих радостей, наверное, тоже не стоило.

По крайней мере, в тот момент, когда мы, по сути, ехали на фронт. Этим же днем нас на паромах переправили через Аму-Дарью и там не далеко от берега в камышах, а это, оказывается, был полигон пограничников, мы приступили к укладке боекомплекта и снаряжению магазинов боевыми патронами. Перед посадкой на паром особисты контрразведчики еще раз опросили нас, командиров и политработников, кого из солдат желательно оставить в Союзе.

Так как, я не особо был уверен в одном из своих бойцов, назвал его фамилию и он, тут же, был отчислен и отправлен куда-то. Река, в моем понимании, должна была быть чистой и прозрачной, из которой можно пить, а тут такая муть. Впрочем, потом видел, что и на Сыр-Дарье вода такая же желтая. На следующий день, 29 октября, утром вытянули колонну и встали на грунтовой дороге не далеко от границы.

Стояли почти весь день. Шинель у него была длинющая, почти до щиколоток, вот это запомнилось особенно, на голове фуражка с малиновым околышем.

Познакомились, оказалось, что это врач-хирург нашей санчасти, зовут Утеев Асылхан. Так он и привязался к нашей роте, если можно так говорить о человеке.

Хирург он оказался классный, это мы потом убедились, да и человек отличный. Там на войне, по крайней мере мы, офицеры одной роты, чувствовали себя, как родные братья и солдат своих воспринимали, как младших родственников. И это чувство не притупилось до сих пор, хотя уже прошло более тридцати лет. Так вот, Асылхан стал одним из наших братьев. И это было хорошо. Знаете, такое приятное чувство.

Отряд Кара-майора (мусульманский батальон)

За границей люди ходят хмуро. Как только стемнело, прозвучала команда - По машинам! Все засуетились, забегали занимая свои места. Задраили люки, как инструктировали, надели шлемофоны и включили рации, и по команде - Заводи! Низким, стелющимся светом засветились фары с опущенной светомаскировкой.

Наша, вторая рота, была головной походной заставой и стояла в голове колонны. Вот по команде командира отряда тронулся первый взвод Калибека Ахметова, это боевой разведовательный дозор, так положено по уставу. Минут через пять-семь поступила команда начать движение и. Пыль, еще не осевшая после первого взвода стояла сплошной завесой. Впереди виден только коротенький кусочек дороги, метров четыре-пять, а то и меньше.

Пишем под диктовку слова с "ь" мягким знаком

Проехали что-то вроде ворот из жердей, как на сеновалах, и дорога раздвоилась. Механик-водитель спрашивает — Куда? Командую — Влево, - там вроде бы больше накатано. Прошли километра три, смотрю, столбы с колючей проволокой по левую руку не заканчиваются и дорога, какая-то накатанная, но без следов, а ведь впереди целый взвод прошел.

Думаю, что-то не. Остановился, потихоньку поднял люк и верчу головой, чтобы соорентироваться. Ракеты поднялись где-то далеко позади справа. Повернули колонну и по бездорожью двинулись прямо по указанному направлению. Оказалось, что я повернул и все шесть верст шел по контрольно-следовой полосе пограничников.

Так им и. Надо было поставить регулировщика и направить колонну в нужном направлении после перехода границы, ведь темень, пылище и безветрие. Пока дошли до своего боевого разведдозора, расставили технику, выставили охранение, уже почти рассвело. Только подремали с часик, сидя в машинах, послышались крики - Противник слева! Вмиг проснулись и схватились за оружие, которое и так было вставлено в бойницы. Потом поступила команда отбой. Оказалось, что это были какие-то мирные афганцы на четырех или пяти верблюдах, проходившие мимо, в стороне от.

А может и не мирные, бог их знает, по крайней мере, были без оружия. Слегка сполоснувшись из фляжек, тут же позавтракали сухим пайком и снова продолжили движение. И вот первый афганский населенный пункт Андхой, город не город, село не село, большое нагромождение глинобитных домов и высоких, тоже глиняных заборов, дувалы по-ихнему.

Дети и взрослые мужчины стояли у дувалов и смотрели на. Смотрели хмуро, лица у всех угрюмые. Мужчины одеты в широкие шаровары и длинные белые рубахи навыпуск. Верх у кого как, кто-то в пиджаке, а кто-то просто в безрукавке.

И мне кажется, что именно тогда, когда мы проезжали мимо этой брошенной новенькой, но разбитой машины я осознал, что это война.

  • Book: В дебрях Кара-Бумбы. Сборник
  • Все рубрики раздела
  • Какой слог нужно добавить, чтобы получилось слово с мягким знаком?

Война со всеми ее неумолимыми законами и иными ценностями, чем в мирной жизни. Казалось бы, это же автомобиль, какие деньги стоит! Потому что время и человеческие жизни стоят намного дороже.

Спихнули в сторону и продолжили движение… Дорога вначале шла по почти открытой местности, потом пошли холмы, которые постепенно стали переходить в небольшие покатые горы без всякой растительности. Трава уже вся пожухла, пожелтела и горы казались рыжими боками исполинских верблюдов.

Огромная колонна, машин наверно триста, да плюс прицепы, с небольшими интервалами между ротами, змеилась многокилометровым чудовищем, поднимая тучи пыли и сизого дыма.

Помимо отрядной техники шли еще приданные грузовики с боеприпасами и бензовозы с солярой и бензином. Люки опять были задраены, все сидели по-боевому, то есть внутри брони, выставив в бойницы стволы автоматов и пулеметов, только операторы-наводчики орудий, развернув башни шарили прицелами по вершинам гор, наблюдая за местностью.

Проехали несколько населенных пунктов, кишлаков, как они сами называют деревни, которые будто вымерли, ни одного человека не. Но все постройки целые, без следов бомбежек и артобстрелов. В этом направлении советских войск до этого не было, потому они и не попали в зону боевых действий. Так как дорога в основном пролегала по склонам гор выше населенных пунктов, кое-где на навесах были видны фрукты, разложенные для просушки, во дворах всякая домашняя утварь, а людей.

Стемнело, как всегда на юге, очень. Казалось, только недавно солнце было еще достаточно высоко, а вот оно уже закатилось за горы, и тут же все покрыла темнота. Узкая полоска света впереди своей машины и мерцающие огоньки габаритов впереди идущей, больше ничего не видать.

Сколько не вглядывался через триплекс в темноту слева от машины, где должны были быть кишлаки, ничего не. С наступлением сумерек прошли где-то около двух часов и, хотя монотонный гул двигателя действовал убаюкивающе, напряжение не спадало, ведь все же первая военная ночь.

Первые команды по рации прозвучали неожиданной скороговоркой: Ответную пальбу начали и. В том первом бою я не выстрелил ни разу. Сидел на командирском месте, а оно для стрельбы не предназначено. Можно вертеть крышкой люка на все триста шестьдесят градусов, наблюдать в командирский прибор и корректировать огонь. А чтобы принять участие в стрельбе надо по пояс высунуться из люка, а приказ был строгий — люки задраить! Честно говоря, и желания-то особого не было, чтобы высовываться. Зато бойцы по левому борту и оператор-наводчик постреляли от души.

Наводчик, в основном, бил из спаренного пулемета, из орудия выстрелил пару раз не больше, видимо сказалось волнение. Ну, а мои попытки командовать и как-то корректировать огонь никто и не слушал. Каждый действовал по своему усмотрению, то есть куда хотел, туда и стрелял. Если и не накрыли кого-то, но отстреливались, это. Нас, видимо, хотели отсечь. Но командир следующей за ней машины, быстро подобрав раненых и убитых, спихнул его с дороги в обрывистую бровку и продолжил движение.

Позже, уже много лет спустя, в Караганде я встретил одного из бывших бойцов этого батальона, в то время еще солдата срочной службы, а ныне полковника полиции Пряхина Вячеслава Алексеевича.

В задачи батальона входило сопровождение колонн проходящих из Хайратона вглубь страны, а в периоды отдыха выставляли посты охранения вдоль трассы, опять же для прикрытия проходящих колонн. Для сопровождения обычно мы ходили в усиленном составе, нам придавали танкистов, саперов, иногда даже артиллеристов. В тот день мы тоже пошли в усиленном составе. Всей нашей группой командовал начальник артиллерии полка, фамилию забыл. Командир батальона подполковник Аксенов тоже был с нами.

Он командовал только батальоном. За Андхоем встретили колонну из Союза и пошли сопровождать. В то время я еще был рядовым солдатом, водителем в минометном расчете.

Ближе к вечеру, вижу на обочине лежит перевернутый ГАЗ из нашей батареи, а рядом стоят солдаты из этого же расчета с автоматами. Оказывается, он взорвался на мине и ему вырвало заднее левое колесо, и они ждали техническое замыкание, чтобы разгрузить машину.

Ответы@jbernalesstopp.tk: Слово "Карамель", кара и мель! За что "кара" и почему "мель"?

Когда стемнело, впереди началась стрельба, были видны вспышки взрывов. Но ничего, проскочили, повезло. А вот другим ребятам не. Потом узнал, БТР, который шел впереди всех взорвался на мине и начался обстрел со всех сторон. Начальник артиллерии сошел с БРДМ, на котором ехал, зачем-то взял с собой трех солдат и пошел с ними пешком. Это были сержант Саша Орлов, рядовой Мамед или Мамедов, уже не помню, и еще кто-то.

Владимир Кара и его искусство Алек Д.

кара слово с мягким знаком

Эпштейн и Андрей Кожевников Номер: В мае года в культурной жизни русско-еврейского Парижа произошло незаурядное событие: Инициатором и душой ее создания был Владимир Кара — замечательный художник, покинувший Советский Союз еще в году.

Вот уже более тридцати лет Владимир Кара живет и работает в Париже, став сегодня, благодаря своей удивительной добросердечности и творческому энтузиазму, наиболее активным организатором художественной жизни русско-еврейской эмиграции в столице Пятой республики.

Владимир Кара создает на своих полотнах особый мир, где образы и предметы, существующие словно в безграничном пространстве, порой даже вопреки законам гравитации, возникают из экспрессивных линий и штрихов, и сдержанная, лаконичная, нередко практически монохромная палитра лишь усиливает остроту чувств автора и подчеркивает выразительность его волнующих полотен.

Работы Владимира Кара наполнены то серебристым, то голубым, то багровым сиянием, порой отдающим золотистыми или алыми искрами, они всегда искренни, иногда задумчивы, порой — мечтательны и душевны. Человеческие фигуры, то прописанные в деталях, то лишь обозначенные летучими мазками, распахнутые окна и букеты цветов — все это дышит особым воздухом, то паря и зависая в пространстве, то застывая неподвижно, словно безмолвно отвечая зрителю, который с открытым сердцем подходит к этим холстам.

Это и законченная картина, и метафора создания произведения искусства как такового.

кара слово с мягким знаком

Образы этих предметов складываются из быстрых, крупных, резко очерченных черных мазков, передающих всю творческую энергию художника в моменты созидания. При этом вся картина выполнена в контрастной бело-красной гамме, лишь слегка разбавленной вкраплениями желтоватых бликов: Как рассказала мать Кары, они с отцом как раз были в командировке в ГДР, а когда вернулись - сын поздравил их со своим поступлением.

Отец, всю жизнь проработавший в горно-добывающей промышленности, но остававшийся человеком творческим, играющим на аккордеоне, обрадовался такому повороту сюжета. А вот мама - учительница - была от этого в шоке. У меня просто появилось желание попробовать себя в создании новых миров, расширить свою жизнь за счет моих героев - вместе с ними путешествовать, переживать невероятные приключения! Именно за этим я вернулся в Москву, и действительно не сказал об этом даже друзьям, чтобы они не засмеяли в случае неудачи!

Но, слава Богу, у меня получилось подтвердить известное высказывание: Кстати, первая специальность физика мне очень пригодилась и выручает по сей день. Ведь профессия режиссера - производственная: У меня так и получилось: Кстати, наша дочь Юлия тоже родилась в Донецке! В тот период я только начинал делать карьеру в Москве и поэтому собственной квартиры здесь еще не. В общем, какое-то время я каждый месяц приезжал в Донецк, чтобы увидеть жену и дочку.

А уже потом перевез их в наш новый дом в российской столице. В общем, у нас семья дончан и мы часто вместе приезжаем на родину. Я, например, последний раз был здесь в августе - проведал маму, побывал на могилке отца, прошелся по знакомым улицам. Но поскольку я всегда слежу, как живет родной город, то ничему не удивляюсь: И с мамой часто общаюсь, поэтому в курсе даже того, что сейчас в Донецке плохо топят.

Вот в Москве - жара!